+7 (812) 342-66-64

Мы Вконтакте:
03 ноября 2020

Сергей Чопозов: «Если мы не боремся за наших спортсменов, зачем мы вообще работаем?»

Сергей Чопозов возглавил Федерацию фигурного катания на коньках Санкт-Петербурга только в сентябре этого года, но уже успел не только удивить своими планами и амбициями, но и начать воплощать их в жизнь. За два месяца он познакомился почти со всеми ведущими спортсменами и тренерами города, привёз в Петербург предолимпийский Чемпионат России и объявил несколько масштабных проектов. Среди них – крупные шоу и трансферная система.

Как человек, не понаслышке знакомый с большим спортом (Чопозов – чемпион Молодежной хоккейной лиги), он стремится помогать спортсменам и защищать их. О том, как он планирует это делать, Сергей Иванович рассказал в нашем интервью.

– Когда вас избрали президентом Федерации, вам пришлось оперативно погружаться в мир фигурного катания и изучать большие объемы информации. Как это происходило?

– Начал я со знакомства со штатом нашей Федерации, с тренерским составом и, разумеется, с самими спортсменами. Изучал, как строится тренировочный процесс, какие есть трудности, пожелания. В этом мне помогали советники, вошедшие в мою команду: Владимир Лисовский, отвечающий за безопасность, Анастасия Кузьмина – за связи с общественностью и Георгий Бурков – советник по взаимодействию с органами власти. Сейчас к работе подключилась Екатерина Воронкова, мой советник по развитию организации.

– После назначения на новую должность вы делились, что ещё только собираете информацию о том, с чем вам предстоит работать. Сейчас этой информации у вас уже гораздо больше. Какие открытия сделали для себя за это время?

– Меня удивило, так скажем, отношение к нашим спортсменам и тренерам. Сложилось впечатление, что их не ценят так, как мне кажется, стоило бы ценить.

Фигурно катание – это спорт, и все прекрасно понимают, что в нём есть свои интриги, споры и лобби. Мы должны быть готовы ко всему, защищать наш тренерский штаб, наших спортсменов. Без поддержки региональной власти с этим не справится ни одна спортивная Федерация. Я очень благодарен Антону Шантырю, председателю комитета по физической культуре и спорту Санкт-Петербурга: он очень помогает, взаимодействует с нашей организацией, что-то подсказывает. Приятно, что Александр Беглов, губернатор Санкт-Петербурга, всегда готов протянуть руку нашей Федерации.

Внутри организации мы стараемся выстроить свою систему, потому что без системы не бывает работы. Её надо менять, модернизировать, внедрять новые концепции, чтобы заработал механизм. Сейчас механизм не работает, он стоит на месте.

– Если начинать с более локальных задач и говорить о Федерации Санкт-Петербурга, что вам хотелось бы в первую очередь здесь изменить? Как выстроить эту систему, чтобы в дальнейшем, возможно, и на уровне всей страны она работала и давала результат?

– В первую очередь, нужно изменить устав Федерации и подключать к работе молодых специалистов. Кадровые изменения обязательно будут.

– Что должно быть закреплено в уставе Федерации?

– Должна быть правильно выстроена вертикаль власти, прописана система управления организаций, полномочия её сотрудников. На данный момент у нас вертикали власти просто не существует, и мы стараемся это исправить.

Знаете, никому из тех, кто не готов работать и развиваться, при моем руководстве Федерацией сладко не будет. Ни одно предприятие не будет работать эффективно, если его руководитель числится в нём номинально и не может отстоять своё мнение. Президент Федерации должен иметь власть и голос, потому что он говорит от имени всей организации и всех её сотрудников. Если кто-то не понимает, что это нужно и важно, это их проблемы.

Думаю, будем включать в устав и агентскую систему. Пропишем, что будет входить в обязанности спортивных менеджеров, продумаем вопрос об их аккредитации. В общем, целый том получится, а может и несколько.

– У вас большие планы. Как считаете, в какой срок всё это возможно реализовать?

– Думаю, что до лета 2021 года.

– То есть в следующем сезоне мы уже увидим изменения?

– Я уверен в этом. Надо менять ситуацию к лучшему и развиваться. Раз я пришёл в Федерацию фигурного катания, нужно работать, а не сидеть сложа руки.

Смотрю на наших фигуристов, и грустно становится. Мне очень обидно за них. Я президент Федерации, лицо этого вида спорта в Санкт-Петербурге. Мне неприятно, что кто-то из спортсменов ощущает нехватку ресурсов, в чём-то нуждается, понимаете? То же самое касается и тренерского штаба.

Кстати, до меня дошла информация, что кто-то из представителей СМИ задел Алексея Николаевича Мишина. Так вот, мы своих тренеров будем защищать. Нельзя оскорблять, во-первых, старших по возрасту, а во-вторых, старших по рангу. Как можно обижать или задевать людей, которые добились стольких результатов?

– Вы стараетесь тесно взаимодействовать с тренерами и спортсменами, часто посещаете тренировки. С кем уже успели познакомиться, пообщаться?

– Я познакомился уже почти со всем тренерским штабом не только Санкт-Петербурга, но и Москвы. У нас хорошие, теплые отношение и с Евгением Плющенко, и с Этери Тутберидзе, и с Федерацией России.

Очень горжусь тем, что у нас в городе работают такие профессионалы как Алексей Мишин, Тамара Москвина, Евгений Рукавицын, Кирилл Давыденко, Елена Соколова. Искренне ими восхищаюсь и ценю их труд.

– Вы упоминали, что стараетесь узнавать у тренеров и спортсменов о проблемах, над решением которых должна работать Федерация. Какие направления работы определили, пообщавшись с ними?

– В основном не хватает финансирования, а без финансового баланса работать невозможно. На нём завязан весь тренировочный процесс: организация поездок, сборов, покупка коньков, пошив костюмов, возможность привлечь к работе хороших специалистов. Это также касается зарплаты тренерского штаба и спортсменов. Чтобы она была достойной, нужно выстраивать систему работы спортивных агентов. Они будут привлекать спонсоров и находить рекламные контракты.

– Недавно вы были на тренировке группы Елены Соколовой. Насколько я знаю, ребята занимаются поздно вечером. Какие впечатления остались от визита?

– Честно вам скажу, я был поражен. Наших танцоров на льду не просто недооценивают, ими в принципе до моего прихода никто из руководства не занимался и не интересовался. Нельзя акцентировать внимание на отдельных видах и развивать только одиночное или парное катание. Мы должны понимать – это всё один вид спорта.

Спортсмены Лены Соколовой выступают на этапах Кубка России, на Чемпионате России, где на них смотрит вся страна, они ездят на международные турниры... Мне грустно и больно понимать, что при этом кто-то из ребят вынужден подрабатывать курьером или грузчиком, чтобы заработать себе на жизнь.

– Когда я попала к ним на тренировку, у меня сложилось впечатление, что несмотря на сумасшедший распорядок дня, ребята чуть ли не в полночь на льду выглядят бодрее, чем я за бортом.

– Эти спортсмены и их тренеры – идейные люди. Они не просто любят свой вид спорта, они им живут и полностью себя ему отдают. Их тренер – вообще отдельная история. Я очень уважаю Елену, она большая молодец. У нее невероятная энергетика, которой она заряжает всех вокруг.

Мне не нравится, что мы раскидываемся нашими спортсменами. Если мы не боремся за них, за их возможность соревноваться, участвовать в шоу, зачем мы вообще работаем? Если мы не можем настоять, чтобы кого-то из ребят отправить на этап Гран-при, зачем мы их тогда растим? Для чего город вкладывает финансы?

Фигурное катание – это не огурец с грядки сорвать. Люди посвящают этому спорту жизнь и отдают своё здоровье. Члены Федерации должны помогать спортсменам, они для этого и работают в ней. Это же не коммерческая организация, цель которой – заработать.  

– Ещё одно сильное направление в Санкт-Петербурге – синхронное фигурное катание. Знаю, что для вас этот вид имеет особое значение и повлиял на ваше решение возглавить Федерацию. Чем оно вас так зацепило?

– Когда на одной площадке одновременно катается 16 девушек – это безумно красиво. Синхронное катание, как мне кажется, чем-то похоже на театр. Их хореография, слаженность и музыкальность меня восхищают. Я отдыхаю душой, когда прихожу к нашим синхронисткам на тренировки.

– У вас много энергии и ещё больше амбиций. Как мир фигурного катания восприняли ваше желание что-то менять? К переменам часто относятся тяжело и неоднозначно.

– Все люди разные: ментальность, идеология, правила жизни. Мне сложно говорить за кого-то, поэтому я скажу за себя. Я ценю мнение всех членов Федерации и к каждому из них отношусь хорошо и с огромным уважением. Они внесли большой вклад в этот вид спорта и многого достигли в жизни. Но у меня есть своё мнение и я буду его отстаивать. Если бы у меня его не было, я бы не пришел на эту должность.

Что касается кардинальных перемен, то люди никогда не будут к ним готовы, но они всегда «за», если они в лучшую сторону. Моя цель – помогать спортсменам и тренерам. Улучшить их финансовое положение, их результаты. Мне хочется что-то оставить за собой, чтобы в будущем мои дети мной гордились

– Какие мероприятия планируются Федерацией в ближайшее время?

– Сейчас идет подготовка к фестивалю в честь 125-летия Чемпионата мира по фигурному катанию. Впервые он состоялся как раз в Санкт-Петербурге в Юсуповском саду, поэтому для мероприятия выбрали эту локацию. Планируем, что фестиваль продлится неделю, а в последний день состоится шоу с участием мировых звёзд фигурного катания. Пока не буду раскрывать все детали, но думаю, у нас получится приятно удивить зрителей.

В марте хотим шикарно, с размахом провести праздник в честь 80-летия Алексея Николаевича Мишина. Нам важно показать, как сильно Петербург любит и ценит нашего величайшего тренера за его деятельность, мудрость и человечность. Признаюсь, когда смотрю на него и на Тамару Николаевну Москвину, складывается ощущение, что они моложе меня. Кстати, Тамара Николаевна летом отпразднует юбилей, а мы в октябре планируем отметить его грандиозным шоу.

Ну и, как я уже говорил, в декабре 2021 готовимся принять предолимпийский Чемпионат России и провести его на высочайшем уровне.

– Есть ли планы по открытию новых площадок в Петербурге, чтобы всем хватало льда?

– Да, есть мысли по этому поводу. В Петербурге открывается два новых ледовых дворца, так что скоро начнем работать над этой историей. Хочется, чтобы наши синхронистки и танцоры занимались в дневное время, в нормальном режиме, а не когда человек, по-хорошему, должен уже спать.

– В Америке недавно анонсировали турнир необычного формата. Спортсмены делятся на команды и получают наставника – фигуриста, который уже закончил со спортом. Не планируете ли что-то такое в России, в Санкт-Петербурге?

– Надо же, у меня была похожая идея. Только я думал, что можно сделать от 4 до 6 команд с наставниками, провести жеребьевку, чтобы справедливо распределить между ними спортсменов. Это должен быть коммерческий турнир, чтобы было приковано внимание СМИ и зрителей и фигуристы могли зарабатывать. Идея есть, нужно обсуждать со спонсорами, кто готов её поддержать. Не буду обещать, что её воплотим именно мы, время покажет. А кто воспользуется идеей – самый большой молодец.

– Вы очень открыты для общения с прессой, чего нельзя сказать о наших фигуристах и тренерах. Как считаете, насколько важно взаимодействие спортсменов и журналистов и нужно ли что-то менять в их взаимоотношениях?

– Понимаете, я президент Федерации, я обязан высказывать своё мнение, защищать спортсменов, тренеров и школы, в которых они работают. Мне нечего бояться и стесняться. Я открыт для общения и в целом придерживаюсь мнения, что человек не должен бояться что-то сказать. Людям нравится, когда ты говоришь честно, как есть. Им интересно услышать тебя, пообщаться.

У спортсменов – другая ситуация. Журналисты иногда вырывают их слова из контекста, раскручивают их мнение не в ту сторону, потому что им нужна кликабельность статей. Вот ребята и молчат, и многие из них правильно делают. За них есть, кому говорить. Когда у них есть желание, они отвечают на вопросы. А если его нет, зачем говорить просто так?

– Вы родились в Ессентуках, долгое время жили в Омске. Как получилось, что оказались в Петербурге? Вы как-то даже упоминали, что это город вашей мечты.

– Я работал и продолжаю работать на государство. Вот и в Петербург переехал по работе: меня пригласили сюда на должность в Правительство Ленинградской области. А жить здесь я действительно мечтал ещё с детства. Мне всегда нравилась архитектура города, его история. Сегодня едешь по центру – красота неимоверная. Не зря же это мировая культурная столица.

В Петербурге, кстати, в царские времена жили греки, можно сказать, мои предки. Я ведь сам этнический грек. Здесь есть памятник Янису Каподистрия, министру иностранных дел Российской Империи и первому правителю Греции. Есть греческий проспект, была греческая церковь. Так что для меня Петербург очень даже родной город.

– Вы человек южных кровей. В Сибири – совсем другие люди, в Петербурге тоже. Вам по менталитету где ближе, комфортнее?

– Я человек своей страны, патриот. Если любишь свою страну, адаптироваться к жизни можно везде, в любом регионе. Даже если по службе нужно будет отправиться на Дальний Восток. Мне нравится самому развиваться в России и развивать нашу страну.

– В спорте вы не чужой человек – чемпион Молодежной хоккейной лиги. Как пришли в этот вид спорта?

– Когда мы переехали в Сибирь, все детки играли во дворе в хоккей, вот и я начал. Это было и развлечение, и общение, и спорт. Так и пошло-поехало. Но у меня дома было условие: если не буду заниматься единоборствами, никакого хоккея. Так что пришлось заниматься и тем, и другим. Потом уже началась профессиональная карьера. Первый клуб, с которым я подписал контракт, – омский «Авангард», а потом уже была «Красная армия» ЦСКА.

– Не осталось с тех времен стереотипа, который часто встречается среди хоккеистов, что фигурное катание – это легко и весело, просто девчонки в платьях под музыку катаются?

 Думаю, толковые хоккеисты прекрасно понимают, что такое лёд и как непросто на нём кататься. Когда фигуристы делают элементы ультра-си, хоккеисты очень хорошо осознают, как это тяжело. Человек ходит пешком и то иногда падает.

А фигурное катание – это большой труд и риск. Когда я зашел к Мишину в лабораторию и увидел систему, на которой его фигуристы тренируются, я чуть с ума не сошел (смеется). Даже летчиков-испытателей так не готовят.

– Видно, что сейчас не только вы, но и вся ваша семья погрузились в фигурное катание. Вы и на открытых прокатах, и на Мемориале Панина были с супругой. Часто разговариваете дома о фигурном катании?

 Думаю, моя супруга уже с ума сходит. Она иногда меня уже просит уделить внимание семье и поговорить о чём-нибудь другом (смеется). Мы правда всей семьей в это дело погрузились. Для нас фигурное катание – это и спорт, и хобби, и работа, и уже часть жизни. Оно отвлекает нас от других дел, меня от государственной службы, супругу – от ее работы. Это дело для души.

Супруга у меня большая молодец: всегда поддерживает, подсказывает, объясняет особенности женской психологии. Мне за наших девочек-одиночниц всегда особенно волнительно. Парни сами за себя постоять могут, в спортивных парах и в танцах на льду рядом с девочками есть мальчики, чтобы их защищать. А когда девочки одни катаются, мне всегда особенно страшно и обидно, если у них что-то не получается.

– У вас подрастают двое сыновей. Планируете отдать их в большой спорт? Многие спортсмены признаются, что ни за что этого не сделают.

– Профессиональные спортсмены знают, какой это адский труд. Они представляют, с чем их дети могут столкнуться во время тренировочного процесса, поэтому многие из них хотят уберечь своих детей от большого спорта.

Для меня хоккей в своё время стал школой жизни и многому меня научил. Он закладывает стержень, который должен быть у человека. Я хочу, чтобы мои сыновья выросли дисциплинированными, достойными и порядочными людьми, умели себя защищать. Спорт как раз воспитывает в человеке эти качества. Он даёт не только физическую силу, но и представление о дисциплине, потому что спортсмен должен слушаться тренера. Учит порядочности, потому что ты – часть коллектива, а внутри коллектива нельзя быть плохим человеком. Прививает самостоятельность и способность принимать решения.

– Складывается впечатление, что вы сейчас в принципе заняты по всем фронтам: это и государственная служба, и фигурное катание. У вас остаётся свободное время?

 Честно скажу, я и в субботу, и в воскресенье работаю, так что свободного времени практически нет. Но у меня в принципе нет правила, что я должен отдыхать. Я и на отдых очень давно не выезжал. Отдохнуть, отказаться от всего и полежать дома на диване – это легче всего. А вот работать не каждый может себя заставить. Я считаю, если есть силы, надо работать, развиваться. Я верующий человек, и Бог мне очень помогает идти вперёд, набираться этих сил. Может, я так рассуждаю, потому что молодой, но пока есть энергия – надо работать. А отдохнуть мы всегда успеем.

 

Юлия Гладких